Комментируя собственное заявление, сделанное 9 августа текущего года, Ванецян заверил, что вовсе ничего не утверждал, а говорил о «возможной причастности». «В те дни разные СМИ хотели от меня услышать обвинение в адрес того или иного деятеля или использовании оружия. Я сказал, что есть версия о том, что оружие могло быть использовано, проводится экспертиза, по итогам которой выяснится,  было использовано оружие 1 марта или нет. Да, проведена экспертиза, и начальник ССС заявил, что оружие не имеет отношения к событиям 1 марта», - заявил Ванецян. В вопрос о том, почему он счел возможным делиться со СМИ непроверенной версией, директор СНБ предпочел не вдаваться.